Выставка «А. С. Пушкин и немецкая литература»

Государственный музей А. С. Пушкина
(Пречистенка, 12/2, ст. м. «Кропоткинская»)

Выставка
«А. С. Пушкин и немецкая литература»


Выставка «А. С. Пушкин и немецкая литература» продолжает серию проектов Государственного музея А. С. Пушкина, призванных продемонстрировать, каким вниманием со стороны поэта пользовалась выдающаяся западноевропейская литература и какое влияние она оказала на его творчество.
 
Время работы выставки:
с 16 по 28 августа

 
Время жизни Пушкина совпало с эпохой расцвета немецкой культуры, ее золотым веком, воплотившимся в творчестве как литераторов – И. Г. Гердера, И. И. Винкельмана, К. М. Виланда, И. В. Гете, Ф. Шиллера, Л. Тика, Э. Т. А. Гофмана, Г. Гейне, так и классиков философии – И. Канта, Ф. В. Й. Шеллинга, Г. В. Ф. Гегеля. Несмотря на то что Пушкин, воспитанный в духе просветительского рационализма и французского классицизма, не питал особых пристрастий к «Германии туманной», он не мог не откликнуться на такое яркое общеевропейское явление, каким была культура Германии.
 

А.П. Елагина с оригинала В.А. Тропинина. А.С. Пушкин. 1827. Тонкая сетчатая ткань, наклеенная на картон; маслоВ лицейские годы Пушкин, в отличие от В. К. Кюхельбекера и А. А. Дельвига, не интересовался немецкой поэзией, хотя в круг его знакомых входило много людей, хорошо знавших немецкую литературу и философию: Н. М. Карамзин, В. А. Жуковский, П. Я. Чаадаев. Образы немцев в пушкинской поэзии этих лет чаще всего представляли собой комические стереотипы, маски с устойчивыми атрибутами (колпак, табак, пиво).
 
В посленаполеоновской Европе влияние немецкой культуры стремительно возрастало. По окончании Лицея и в период Южной ссылки отношение Пушкина к немецким авторам изменилось, стало более дифференцированным. Если немецкие идиллики больше не привлекали его, то поэма-сказка К. М. Виланда «Оберон» (1780) помогла создать своеобразный лирико-юмористический стиль «Руслана и Людмилы» (1820). Поэт высоко ценил Л. Тика, Э. Т. А. Гофмана, Г. Гейне, чье творчество отвечало его пониманию романтизма. Их книги сохранились в библиотеке Пушкина. О представителях нравоучительной литературы – А. Лафонтене и А. Коцебу – Пушкин неизменно отзывался с насмешкой и воспринял убийство Коцебу в 1819 году студентом К. Зандом как возмездие за ретроградство писателя, поддержавшего «жандармскую» политику Александра I по отношению к немецкому обществу. Поэт видел, как много значат для его современников немецкая философия, немецкая музыка, немецкая драматургия.
«Германская философия, – писал он, – особенно в Москве, нашла много молодых, пылких, добросовестных последователей, и хотя говорили они языком мало понятным для непосвященных, но, тем не менее, их влияние было благотворно и час от часу становится более ощутительно».
 

Мастерская Ф.С. Ханфштенгля по оригиналу Й.К. Штиллера 1828. Портрет И.В. фон Гете. Вторая половина XIX века Лист из коллекции портретов.  «Corpus imaginum» (?). Цветная гелиогравюра, гуашь, акварельВеличайшими представителями немецкой литературы Пушкин считал Шиллера и Гете. Поэт недостаточно хорошо знал язык, чтобы читать их в оригинале. С немецкой словесностью он знакомился по книге Ж. де Сталь «О Германии», содержащей подробный пересказ таких произведений, как «Гец фон Берлихинген» и «Фауст». Написанная Пушкиным в Михайловском и впоследствии опубликованная в журнале «Московский вестник», «Сцена из Фауста» стала наиболее значительным откликом на творчество Гете. «Фауст» повлиял также и на некоторые другие его разработки,  впоследствии оставшиеся  неосуществленными. В «Сценах из рыцарских времен» должен был фигурировать доктор Фауст как изобретатель книгопечатного станка, а в плане драмы «Папесса Иоанна» дочь бедного ремесленника, одержимая жаждой знания, становилась жертвой соблазнителя – «демона знания». Сходство с «Фаустом» было очевидно, и поэт отказался от реализации этого замысла. Пушкин старался поощрять интерес русских литераторов и читателей к творчеству Гете. В 1836 году он опекал и поддерживал молодого поэта Э. Губера, который, завершив перевод первой части «Фауста», уничтожил свой труд. Пушкин настоял на возобновлении работы, и в 1838 году книга – первый перевод «Фауста» на русский язык – была издана с посвящением Пушкину.
 
В своих письмах и критических статьях Пушкин не раз упоминал немецких писателей и поэтов. В письме П. А. Вяземскому в 1825 году он сравнивал переводческий гений В. А. Жуковского с заслугами И. Г. Фосса, выдающегося переводчика Гомера, Вергилия, Шекспира. Во время работы над «Борисом Годуновым» он просил брата прислать ему «Драматические сочинения» Ф. Шиллера и «Драматургию» А. В. Шлегеля. В одном из писем А. А. Бестужеву Пушкин заявлял:
«У одного только народа критика предшествовала литературе – у германцев». Не называя имени, он, без сомнения, имел в виду Г. Э. Лессинга, основоположника немецкой критики. В библиотеке Пушкина имелся французский перевод книги «История искусства древности» И. И. Винкельмана. Это сочинение поэт цитировал в наброске «О критике». С Германией связана и тема вольной университетской жизни, появляющаяся в стихотворных посланиях А. А. Дельвигу и Н. М. Языкову: друзья Пушкина Н. М. Языков и А. Н. Вульф были студентами Дерптского университета, одного из знаменитых университетов Германии.
 
В произведениях Пушкина часто фигурируют персонажи немецкого происхождения: Германн – в «Пиковой даме», петербургский «хлебник, немец аккуратный» – в «Евгении Онегине», землемер Шмит «в усах и шпорах» – в повести «Метель», генерал Андрей Карлович Р* – в «Капитанской дочке», московский сапожник Готлиб Шульц с семейством – в «Гробовщике» и пр. Большинство упоминаний о них окрашено тонкой и добродушной иронией, высвечивающей ряд характерных особенностей поведения, речи и облика людей разных сословий – военного, ученого, купца, мещанина.
 

Л. Тюмлинг по оригиналу Л. Робока. Вид города Нассау. 1840–1860-е. Резец, акварельРазмышляя об отечественной культуре, Пушкин не раз ссылался на представителей культуры немецкой. Однако немецких авторов он крайне редко вводил в круг чтения своих героев. В поэме «Граф Нулин» перечислены только французские писатели и В. Скотт. В «Рославлеве», говоря о библиотеке отца Полины, рассказчик не называет ни одной немецкой книги. В «Евгении Онегине» Татьяне Лариной знакомы лишь «Страдания юного Вертера» Гете и «Валери, или Письма Гюстава де Линара…» лифляндской писательницы и приверженки мистицизма баронессы Ю. Крюденер, писавшей по-французски. Немецкий писатель и теолог И. Г. Гердер дополняет список тех, кого Онегин читал «без разбора». В связи с возможным будущим Ленского Пушкин упоминает «роман во вкусе Лафонтена», снабдив эти строки примечанием: «Август Лафонтен, автор множества семейственных романов». Перед роковой дуэлью Ленский открывает том Шиллера, да и вся немецкая «аура» пушкинского романа сосредоточена вокруг Ленского – бывшего студента Геттингенского университета, странствовавшего по Германии «под небом Шиллера и Гете».
 
Многие из друзей Пушкина, встречаясь с западноевропейскими писателями, рассказывали о его поэтической славе. Первым пропагандистом пушкинского творчества в Германии был лицейский друг поэта В. К. Кюхельбекер, в начале 1820-х годов побывавший в Германии в качестве секретаря надворного советника А. Л. Нарышкина. Он много рассказывал о Пушкине популярному в то время немецкому поэту К.-А. Тигге и оставил ему переводы нескольких пушкинских стихотворений. В 1826 году Жуковский, посетив Гете, вел с ним беседу о Пушкине, ставшем в то время уже знаменитым поэтом. Кроме того, Гете мог слышать о русском поэте при дворе наследной герцогини Веймарской, великой княгини Марии Павловны, сестры Александра I и Николая I, а также от других своих посетителей. Много рассказывал Гете о Пушкине и Антон Дитрих, немецкий врач-невропатолог, лечивший Батюшкова и интенсивно занимавшийся изучением русской литературы. В библиотеке Гете, насчитывавшей несколько тысяч томов, было восемь русских книг. Среди них – «Кавказский пленник» Пушкина, изданный в 1824 году в Петербурге на русском и немецком языках, и брошюра Элима Мещерского, автор которой ставил Пушкина в один ряд с Байроном, Шиллером и Гете. По легенде, Гете однажды передал Пушкину гусиное перо, которым он только что писал. Поэт сделал для него красный сафьяновый футляр и очень дорожил им.


Я. Руарг, Э. Руарг. Вид Франкфурта-на-Майне. 1830¬–1860-е. Резец, акварельПервое стихотворение Пушкина в немецком переводе появилось в 1823 году в поэтической антологии К.-Ф. фон дер Богра. Книга была снабжена примечаниями, в которых наиболее значительными пушкинскими произведениями были названы «Руслан и Людмила» и «Кавказский пленник», позволяющие поставить их автора «в один ряд с крупнейшими русскими поэтами». С середины 1820-х годов сведения о Пушкине стали уже регулярно появляться в немецких журналах. Подчеркивая масштаб таланта, его называли «русским Байроном» и «русским литературным феноменом». Благодаря стихотворным, прозаическим переводам и критическим статьям немецкая публика знакомилась с такими пушкинскими произведениями, как «Цыганы», «Бахчисарайский фонтан», «Полтава», «Евгений Онегин», «Боис Годунов», многими стихотворениями. Однако переводы, как правило, не отличались высоким качеством, а в печать часто попадали ошибочные сведения о Пушкине. Гибель поэта в 1837 году вызвала многочисленные отклики в немецкой прессе – от подробного изложения истории дуэли до рассуждений о значении Пушкина как народного поэта России. По словам современника, «в течение двух или трех недель все газеты <…> были им полны». В том же 1837 году с портретом Пушкина в Штутгарте вышла книга Г. Кенига «Русские литературные очерки», которая имела большой успех как в России, так и на Западе. Но не только литературная известность связывала Пушкина с Германией. Младшая дочь поэта Наталья Александровна, графиня Меренберг, с 1860-х годов и до самой смерти жила в Германии; ее правнучка Клотильда фон Ринтелен активно занимается популяризацией творчества Пушкина в Германии. Там действуют пушкинские общества, устанавливаются памятники поэту. Это свидетельствует об интересе немецкоязычной аудитории не только к Пушкину, но и ко всей русской литературе.
Выставка проходит в Государственном музее А.С. Пушкина
с 16 по 28 августа

(Пречистенка, 12/2, ст. м. «Кропоткинская»)
 
 
 

  • «Мир пушкинского детства»

  • «Москва - Пушкинские Горы: две родины поэта»

  • «… В тишине семьи, под кровлею родною»

  • «Былого след везде глубоко впечатлен»

  • «Оставим городской шум вечный»

  • «Исполнились мои желания»

  • «Минувшее проходит предо мною...»

  • «Духовной жаждою томим...» (Пушкин и московские храмы)

  • «День с Тургеневым в Москве».

  • «День с Пушкиным в Москве»

  • «День с Андреем Белым в Москве»

  • «Пишется хорошо, только живя в русской деревне»

  • «…Берег, милый для меня»

  • «Блажен в златом кругу вельмож пиит...».

  • «Кто был в Москве, знает Россию»

  • «Я не могу любовь определить…»



Оценка услуг




Проект  "Московское долголетие"